33 года, как в сказке, Валентин Власов руководил музыкальной школой

Тюменцевской детской школе искусств исполняется шестьдесят лет. Ее богатая история неразрывно связана с известной музыкальной династией Власовых и, конечно, ее основателем Валентином Матвеевичем. В канун юбилея «АП» побывала в гостях у музыканта и педагога.

От самоучки

33 года, как в сказке, он руководил музыкальной школой. И полвека – оркестром русских народных инструментов, который сам же и создал в 1961 году. К слову, сегодня это единственный такой сельский народный коллектив в крае. Все дети дружной семьи Власовых связаны с музыкой, каждый считает себя воспитанником Валентина Матвеевича. Преемниками же стали дочь Ольга, преподаватель фортепианного отделения ДШИ, и зять Валерий Тарасов, ее нынешний директор.

Судьба нашего 87-летнего героя зафиксирована в интервью, музыкальных сборниках и вышедшей в свет в издательстве АлтГТУ авторской книге воспоминаний. Читается она через сердце – ни оторваться, ни в стороне остаться. Война… Голод… Сиротское детство… Отец-самоучка Матвей Федорович играл на всех инструментах. И пока не ушел на фронт, где и погиб, успел приобщить к гармони и баяну сына Валю. То же самое спустя годы он сделает и для своих детей – Оли и Алеши, усадив их за инструменты, едва те начали дотягиваться до клавиш. За ними пошли внуки. Так выросла династия.

Музыка выручала Власова в самые трудные моменты. Все пережил, плохое ушло, она – осталась. Как старое пианино «Ижевск» и послевоенный баян в его доме. Что бы ни происходило, любое из воспоминаний Валентина Матвеевича – это музыка.

1944 год

В село Карпово Краснощековского района, где осиротевший двенадцатилетний Валя жил у старших сестер Марии и Анны, возвращаются искалеченные войной солдаты. «Их встречают с музыкой. Подросток,  виртуозно играющий на гармони, – нарасхват. Бывает, учительница читает диктант на уроке, а я от ее монотонности засыпаю. Она, видя это, ругается: «Куда родители смотрят? С таких лет ходить по гулянкам!» За меня всегда заступался друг Мишка Севрюков, говорил: «Разве вы не знаете, что он сирота? Не по своей воле ходит по гулянкам, его просят. Надо же встречать победителей, а он у нас в селе единственный гармонист». Гармошка была обязательным орудием на таких встречах, как автомат в бою. Я был самым нужным и уважаемым гостем. Конечно же, уставал, не высыпался».

Победа

«Мы проснулись от шума и криков. Вышли на улицу – светило яркое солнце. Люди бежали в центр села, обнимались,  целовались. На импровизированной сцене уже стояли председатель сельского совета, председатель колхоза, секретари парторганизаций. У всех на устах было одно слово – Победа! Откуда-то появились стаканы, горячительные напитки, закуска. Кто-то из толпы крикнул мне: «Валя, ты что стоишь? Беги за гармошкой». Что началось – не рассказать, не описать. Перешли в здание школы. Открыли окна. На подоконниках сидели пацаны. В зале и классах – взрослые. Плясали все. К вечеру я левым ремнем гармошки стер руку до крови. Женщины нашли платок, перевязали ее, затолкали опять под ремень и всё просили: «Давай, Валя, давай, сынок! Радость-то какая!»

Старшие классы

«Я много занимался на баяне. Заводил патефон, слушал,  подбирал мелодии. Играл на переменах, школьных вечерах, делал в драмкружке музыкальное сопровождение к пьесе «Два капитана» Каверина. Анна Никитична Прокудина, худрук районного Дома культуры, часто приглашала поиграть на танцах. Да еще и фронтовики – кто по ранению, кто со срочной, кто с войны с Японией – возвращались до пятидесятых годов. Мой баян всегда был востребован».

Служба в армии

В начале 50-х Валентин Власов служил в Тбилиси в составе 34-й воздушной армии, воинская специальность – радиотелеграфист. В Закавказском округе его считали асом эфира – совершенный музыкальный слух помогал. «Я работал со многими городами, принимал зашифрованные радиограммы, передавал в штаб армии. Должность начальника радиоприемного пункта была оплачиваемой, 12 рублей в месяц. На эти деньги я покупал нотную литературу, хрестоматии, сборники «Играй, мой баян». Радиограммы были очень важными. Мне, конечно, не докладывали, но иногда я узнавал их содержание. Например, была срочная – о нарушении границы боевым самолетом со стороны Турции. Командование приняло решение ликвидировать нарушителя, а я получил благодарность. Однажды всю ночь провел в наушниках, принимал радиограммы с самолета, на котором летели из Москвы в Тбилиси глава Индийского государства Джавахарлал Неру с дочерью Индирой Ганди.
У них на борту радист был полковником, он работал «виброй», передавал только один раз. Значит, уловить надо было мгновенно. У меня это получилось».

Валентин и Валентина

20 марта 1956 года. «Утром мы с Валей Сухининой шли под ручку в ЗАГС Железнодорожного района Барнаула. Там заявление от нас приняли, но сказали, что зарегистрируют только через две недели.

– Девчонки, – сказал я, – вы что, смеётесь? Какие две недели? Меня Валюша ждала четыре года. Посмотрите на меня, я стою в женских валенках, с полусогнутыми в них пальцами, в зеленом бушлате. Мне надо ехать деньги на свадьбу зарабатывать. В июле она оканчивает институт. А вы говорите – две недели.

Моя невеста их совсем расжалобила, сказав, что любит меня с седьмого класса и ждет целых семь лет. Сдались девушки, расписали нас. Валины подруги устроили нам студенческую свадьбу, небогатую, но от души. Никогда я не играл на баяне с такой легкостью, такой радостью…»

Учительство

Конец 50-х. Переезд из Кузбасса в Тюменцево. «Мне предложили работу учителем музыки и пения в трех общеобразовательных школах райцентра. Я получил возможность пропагандировать музыкальное искусство среди детей. В каждой школе создал хоровые коллективы. На уроках старался больше играть, потому что видел, с каким вниманием ученики слушали музыку. А после уроков подходили ко мне и просили научить игре на баяне. Приходили и родители не только в школу, но и домой, умоляли, предлагали плату за обучение ребятишек. А я понимал, что частным образом не смогу охватить всех желающих. Нужна была детская музыкальная школа, в которой работало бы много педагогов».

1959 год, создание ДМШ. «Председатель райисполкома Глеб Федорович Наумов пригласил меня в свой кабинет на беседу и сказал:

– Мои дети только и говорят о том, как хорошо ты играешь на баяне. Научи и наших.

– Не имею права, нет образования.

– Поступай заочно, сам учись и учи ребят.

Партия сказала: надо. Комсомол ответил: есть! В то время с этим никто не спорил. С 1 сентября
1959 года Тюменцевская ДМШ приняла 16 мальчишек и девчонок в классы баяна и фортепиано».

1992 год. Выбор

«Я ушел с поста директора музыкальной школы с началом смуты 90-х. Меня пригласили на работу в отдел культуры администрации района. Собственно, звали и раньше, но я отказывался, считая, что больше сделаю для школы будучи ее директором. А на этот раз согласился, решил, что так смогу сохранить ее. Чтобы кто-то другой не закрыл нашу ДШИ одним росчерком пера, как нередко бывало в те тяжелые годы. Жалко было, но ушел. Хотя ни школу свою, ни оркестр не бросал, до 82 лет работал с детьми и коллегами. Оставался педагогом и музыкантом».

К своему 60-летнему юбилею Тюменцевская ДШИ, которую сегодня возглавляет Валерий Тарасов, зять и ученик Валентина Матвеевича,  помолодела. По программе поддержки местных инициатив получила реконструированную кровлю и благоустроенную прилегающую территорию, обновила музыкальные инструменты и интерьеры, приросла новыми учениками. По-другому и быть не могло. Ведь, как говорил герой старого фильма, «все преходяще, а музыка – вечна».

Источник: https://www.ap22.ru/paper/33-goda-kak-v-skazke-Valentin-Vlasov-rukovodil-muzykal-noy-shkoloy.html