Контроль за расходами муниципальных служащих, как способ противодействию коррупции и восстановлению социальной справедливости

Коррупция поразила большинство сфер государственного и муниципального управления.

В целях предотвращения и борьбы с коррупцией принят Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 230-ФЗ “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам” (далее – Закон N 230-ФЗ).

Данный Закон позволяет решить задачу по совершенствованию механизмов контроля за расходами и обращения в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.

Реализация же данного полномочия возложена на органы прокуратуры.

Прокуратура – это именно тот беспристрастный и объективный субъект, который способен осуществлять контроль и надзор в сфере надлежащего соблюдения законодательства о противодействии коррупции и выполнения муниципальными и государственными служащими ограничений и запретов, обусловленных их особым публичным статусом.

Само по себе рассматриваемое явление (обращение в доход государства имущества) является новеллой для российского законодательства.

Закон N 273-ФЗ предусматривает различные виды ответственности за коррупционные правонарушения – гражданско-правовую, административную, уголовную и дисциплинарную, которую лица, совершившие такие правонарушения, несут в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 1 ст. 13). Предусмотренное Законом N 230-ФЗ обращение в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого государственным (муниципальным) служащим не представлены доказательства его приобретения на законные доходы, является, по существу, особой мерой государственного принуждения, применяемой в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства.

Такая мера выражается в безвозмездном изъятии такого имущества у собственника по инициативе прокурора и по решению суда в связи с предполагаемым и неопровергнутым совершением государственным (муниципальным) служащим неправомерного деяния коррупционной направленности, т.е., как следует из ч. 1 ст. 4 и ст. 17 названного Федерального закона, в случае, если стоимость приобретенного в отчетном периоде им и перечисленными в Законе членами его семьи имущества превышает их общий доход за три предшествующих года, а государственный (муниципальный) служащий не может доказать законность происхождения средств, достаточных для его приобретения.

Переход такого имущества в собственность России происходит на основании подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ, который закрепляет в качестве основания прекращения права собственности принудительное изъятие у лица, являющегося собственником, имущества по решению судебного органа и обращение его в доход государства при отсутствии доказательств правомерного происхождения доходов, направленных на его приобретение.

Основанием принятия решения является неопровергнутая презумпция получения должностным лицом некоего дохода в ходе совершения им корыстного правонарушения. Следовательно, важно понимать, что при всей своей схожести с конфискацией имущества исследуемое правовое явление таковой не является.

Соответственно, в последние годы органы прокуратуры, руководствуясь Приказом Генпрокуратуры России от 14 апреля 2015 г. N 179 “О реализации прокурорами полномочий, предусмотренных Федеральным законом от 03.12.2012 N 230-ФЗ “О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам”, и об организации прокурорского надзора за исполнением данного Федерального закона”, все чаще и чаще прибегают к подаче исковых заявлений в целях обращения вышеназванного имущества в доход государства и тем самым восстановления правопорядка и социальной справедливости.

Так, например, Стерлитамакский районный суд Республики Башкортостан, исследовав исковые требования, поданные и. о. прокурора Башкирии о взыскании в доход Российской Федерации с гражданки Е.В. Колесник, являющейся лицом, проходящим муниципальную службу, и ее супруга стоимости приобретенного в 2014 г. и впоследствии перепроданного транспортного средства в размере 2 млн 800 тыс. руб., согласился с доводами органов прокуратуры об отсутствии сведений о приобретении имущества на правомерные доходы и решением от 25 ноября 2015 г. указанные требования истца удовлетворил. Суд установил, что совместный доход супругов за три года до приобретения транспортного средства составил 2 млн 702 тыс. 391 руб. Е.В. Колесник, являясь муниципальной служащей, обязана сообщать сведения о доходах и расходах. Она сообщила о покупке ее мужем автомобиля за счет собственных средств, а также материальной помощи родителей в размере 100 тыс. руб., однако в дальнейшем, в результате проведения уполномоченными органами контроля за расходами супругов, назвала другие источники денежных средств, необходимых для данного приобретения. Различного рода доказательства, которые приводились ответчиком в качестве подтверждения приобретения транспортного средства на полученные законным путем доходы, суд не принял во внимание в связи с тем, что данные доходы не отражены в первоначально представленной Е.В. Колесник справке, а сами доказательства составлены и представлены в заседании суда в целях создания видимости законности приобретения транспортного средства. Последующие судебные инстанции поддержали требования прокуратуры, и имущество было обращено в доход государства.

Еще одним примером является вынесение решения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 мая 2016 г., в котором удовлетворены исковые требования прокурора Краснодарского края к Д.С. Романенко (судебный пристав-исполнитель) и М.М. Романенко о прекращении права собственности М.М. Романенко на участок земли площадью четыре сотки и жилой дом площадью 65,1 кв. м, обращении указанного участка земли в доход Российской Федерации и регистрации права собственности государства на него, а также взыскании с ответчика в пользу Российской Федерации установленной договором купли-продажи цены прежде располагавшегося на данном участке земли и впоследствии снесенного дома площадью 65,1 кв. м.

Противоправное личное обогащение наносит серьезный ущерб правопорядку и национальной экономике, именно потому для результативного предотвращения коррупции и противодействия ей необходим комплексный и межотраслевой подход. Коррупция в современной Российской Федерации – одна из глобальных угроз безопасности страны. Она препятствует, а порой попросту блокирует крупномасштабные экономические и социальные изменения, расширяет сектор теневой, криминальной экономики, снижает налоговые поступления в бюджеты различных уровней. Именно в связи со всем вышесказанным борьба с ней определена в качестве приоритетного направления деятельности органов прокуратуры Российской Федерации.

 

 

Заместитель прокурора Тюменцевского района

 

юрист 1 класса                                                                             М.Н. Тютюнникова